информация о Франции на русском языке
Ксения Зенкова. Женское лицо французской иммиграции
Ксения Зенкова. Женское лицо французской иммиграции

Ксения Зенкова. Женское лицо французской иммиграции

9 января 2020

Жизнь во Франции

Ксения Зенкова-Конти, практикующий психотерапевт, психоаналитик, член Европейской Конфедерации психоаналитических психотерапий, ведущий групп. В этом номере «Советника» она рассказывает о том, какие неожиданности несут первые годы в смешанном браке, а также с какими трудностями сталкиваются пары после переезда в другую страну.

У нашей французской иммиграции женское лицо. Я пишу «у нашей», имея в виду так называемую четвертую волну иммиграции, которая случилась в 90-е годы, а также пятую, которая происходит сейчас. Официальные данные только по России говорят о том, что на одного переехавшего во Францию россиянина приходится три переехавших россиянки.

Ко мне в кабинет приходят очень разные женщины. Кто-то из них переехал, выйдя замуж за француза, кто-то приехал учиться и остался или планирует остаться. Кто-то приехал несколько месяцев назад, кто-то живет во Франции 15 лет. Общее одно – переживаемый или пережитый когда-то психологический эффект от переезда, который называют культурным шоком иммигранта, подчиняет себе довольно многие стороны жизни и даже через много лет может напомнить о себе своеобразными флэшбэками.

Именно благодаря культурному шоку, а вовсе не всегда личностной несовместимости или культуральной разнице, интернациональные браки, заключенные по любви и с огромными надеждами, могут начать трещать по швам в первые годы, особенно если начало супружеской жизни совпадает с переездом одного из супругов в страну другого. Роль трудностей адаптации подчеркивает и тот факт, что даже семьи, где супруги принадлежат к одной национальности, после переезда в другую страну сталкиваются с серьезными испытаниями.

Почему это происходит?

Здесь я предлагаю вернуться к моменту, когда человек оказывается в чужой для него стране не как турист, а как тот, кому в ней предстоит жить.

Во-первых, человек лишается всех привычных ориентиров, и буквально на каждом шагу должен учиться новым схемам поведения и взаимодействия – на почте, в транспорте, в банке, в магазине и т.д. Мы лишаемся привычных, считываемых каждую секунду сигналов реальности. Взамен мы получаем новую, отличную от родной реальность с новыми сигналами, которым нужно обучиться.

Мы учимся. Здороваемся при входе в автобус или в лавку, улыбаемся консьержке и соседям, целуемся при встрече с людьми, которых видим впервые, выдавливаем из себя неродные слова вежливости, выписываем чеки, привыкаем к тому, что на периферик преимущество у тех, кто справа… Сотни простых, но новых и непривычных действий требуют и времени, и энергии. Незаметно для нас психика начинает работать в режиме сверхнапряжения. Это нормальное адаптационное напряжение, которое, спрессовавшись в недели и месяцы, приводит к обессиленному состоянию.

Во-вторых, при переезде человек лишается поддерживающей среды. Это не только друзья и родственники. Как раз с этим сейчас все обстоит неплохо благодаря доступности связи. Поддерживающая среда – это все привычное «моё», такая «приграничная территория» между «я» и внешней средой. Моя квартира, моя улица, мой двор, мой диванчик, моя кухня. Если пойти дальше, то и «мой парикмахер», «мой доктор», «мой косметолог». И вдруг этот защитный буфер, с которым человек существовал долгие годы, мгновенно рассыпается.

Все описанное под словом «моё», а также «моя деятельность», «мой социальный статус», «моя национальность», описывает такое свойство психики как идентичность. В иммиграции идентичность подвергается значительным трансформациям. Старая идентичность рушится, а на ее месте нужно построить что-то новое. Какой будет эта новая идентичность, зависит от очень многих факторов – и от самой личности, и от принимающей среды. Но это дело будущего. А реальность первых лет иммиграции – это процесс преодоления, процесс приспосабливания.

Но вернемся к вопросу браков, как интернациональных, так и полностью русскоязычных семей, в которых один из супругов работает по контракту во французской компании, а другой его сопровождает.

В интернациональных семьях, где муж не меняет среду обитания, а переезжает жена, в подавляющем большинстве случаев мужья просто не подозревают, через какие эмоциональные трудности приходится проходить их супругам. Внешние признаки напряжения – раздражительность, повышенная чувствительность, а также внешние проявления симптоматики депрессии – плаксивость, ранимость, жалобы на недостаток внимания, часто потеря интереса к своей внешности, набор веса, соматизация, проблемы со сном, иногда злоупотребление алкоголем, – не воспринимаются мужьями как относящиеся к глобальным трансформациям идентичности и болезненной адаптации. К сожалению, не имея подобного опыта, мужья не могут понять, что же пошло не так и чего не хватает женам, особенно если есть внешний жизненный комфорт и материальная обеспеченность.

Вот от такого дисбаланса в эмоциональных состояниях двух супругов и при полном отсутствии знаний о стадиях адаптации и возникает угроза браку. Но и на этом история не заканчивается. Иногда даже устоявшие браки через годы «догоняет» проблематика адаптационного периода, например, когда жена, выбравшись из состояния культурного шока, освоившись за несколько лет в новой стране и получив, наконец, возможность выйти из социальной и финансовой зависимости от мужа, выбирает расставание.

Что же касается русскоязычных семей, где жена приехала вслед за работающим мужем, то и в них женщина вынуждена проходить через более суровый культурный шок, чем мужчина. Почему? Потому что в силу своей занятости детьми и обустройством быта жена чаще контактирует с внешним миром, в то время как муж большую часть времени находится в определенной изоляции – рабочей среде, пусть и интернациональной, которая часто служит ему и средой поддержки.

Что делать, чтобы обезопасить свой брак от потрясений адаптации?

Во-первых, хорошо знать, через какие стадии неизбежно проходит любой иммигрант. На эту тему есть очень много материалов, где довольно неплохо описываются стадии, начиная с «медового месяца» или стадии эйфории и заканчивая принятием своего нового статуса и нормализацией эмоционального состояния. Добавлю лишь одно: динамика адаптации при переезде абсолютно идентична динамике людей, переживших психическую травму.

Во-вторых, постараться донести эти знания до супруга и разговаривать о том, что с вами происходит. Другими словами, приобрести эмоциональную поддержку в лице мужа. Будьте готовы к тому, что далеко не все мужья способны ее оказать. Гораздо легче донести свои переживания до тех мужчин, которые сами имели опыт переезда и жизни в других странах, или в их семье были истории эмиграции.

В-третьих, найти места, сообщества, способы, которые будут служить поддержкой. Это группы с социальных сетях, группы по интересам, психологические группы. Очень помогает укрепить идентичность профессиональная деятельность, но и здесь есть свои «но». К сожалению, часто при переезде снижается профессиональный статус (мы сейчас не говорим контрактах экспатов). Добавим к этому трудности языка, и поймем, что работа в новой стране – это и средство самопомощи (особенно в плане выхода из финансовой зависимости, а вместе с тем – и из других видов зависимостей от мужа), и очень затратное по шкале стресса мероприятие.

В-четвертых, конечно, это психологическая помощь: индивидуальная или групповая терапия, постоянная поддержка на протяжении месяцев. Именно она позволит не застрять на самых неприятных стадиях адаптации и найти свой, индивидуальный и наиболее комфортный способ интеграции.

Это всего лишь один, очень узкий аспект интернационального брака или брака переехавших супругов. За рамками мы сегодня оставили разницу культур и менталитетов, сценарии адаптации, родителей и родственников мужа-иностранца, стремление к «завоеванию территорий» во фронтирных (интернациональных) браках, обострение давних внутренних конфликтов в процессе адаптации.

Эти и многие другие аспекты будут полно освещаться в цикле лекций «Психология иммиграции», который пройдет в январе – марте 2020 года в Париже. Запланирован также семинар для французских мужей русскоязычных женщин. Следите за анонсами в «Советнике».

Поделиться этим постом в